ФАКЕЛ ГАЗПРОМА - клуб настольного тенниса
Партнеры
Партнеры
Игроки
Владимир Самсонов
Дмитрий Овчаров
Алексей Смирнов
Федор Кузьмин
Сергей Андрианов
Набор в спортивно-оздоровительные группы
Партнеры
Полезная информация
Правила настольного тенниса

Оренбург

Полезная информация

Последние статьи
Иерархия статей
Оренбург
Оренбург стоит на реке Урал (Яик) близ впадения в нее реки Сакмара. У туристов пользуется популярностью пешеходный мост через Урал, где установлен символический знак границы между Европой и Азией. Однако сам город полностью «европейский», до географической Азии отсюда еще километров 300.

Как настоящий европейский город, Оренбург многонационален и гордится этим. Здесь, кажется, представлены все основные мировые религии: главный православный храм, изящный Никольский кафедральный собор XIX века, хранит уральскую святыню — Табынскую икону Божьей матери. Очень интересны старинные оренбургские мечети. Есть в Оренбурге и синагога, есть свои храмы у католиков и лютеран, и даже у адвентистов Седьмого дня.

По количеству национальностей Оренбург и область чуть ли не обгоняют Европу: их здесь насчитали 119. «Первую десятку» можно изучить в «Национальной деревне» — открывшемся в 2007 году этнографическом комплексе, где размещены национальные подворья основных национальностей, проживающих на территории региона.

К таким «новым» достопримечательностям Оренбурга можно отнести и Мемориальный комплекс-музей под открытым небом «Салют, Победа!». Дети радостно ползают по образцам военной техники, а взрослые с интересом разглядывают огромную баллистическую ракету в секторе «Современное оружие победителей».

От дореволюционного облика Оренбурга сохранилось немного: историческая планировка центральных улиц, редкие здания ХVIII века (дом Рычкова, дом Тимашева, Пушечный двор, Гостиный двор, военный госпиталь...), чуть больше зданий первой половины XIX века (генерал-губернаторский дом, Дворянское собрание, гауптвахта, Краеведческий музей, Неплюевский кадетский корпус, Караван-Сарай…). Лучше всего сохранились здания конца XIX века — с красивыми лепными деталями фасадов, оригинальными чугунными козырьками входов, парапетными решетками, изразцовыми печами и каминами в интерьерах.

Но свою историю в Оренбурге знают и помнят. Вот, скажем, в 1833 году сюда на пару дней заезжал Пушкин — и рядом с музеем истории города установлен памятник Пушкину, а в самом музее этому событию посвящена целая экспозиция. Отбывал здесь ссылку Тарас Шевченко — пожалуйста, Мемориальный музей-гауптвахта Т. Г. Шевченко. Учился в Оренбурге в летном училище Юрий Гагарин — помимо памятника, парка и проспекта имени первого космонавта есть и Мемориальный музей-квартира Юрия и Валентины Гагариных. Жила здесь в эвакуации семья Ростроповичей — осталась мемориальная квартира-музей. Правда, о том, что в Оренбурге похоронен Леопольд Ростропович, уже мало кто помнит...

У Оренбурга такая долгая и насыщенная история, что попытки навязать ему что-то «лишнее» удивляют. Например, с 1938 по 1957 город носил имя Чкалов, хотя знаменитый летчик ровно никакого отношения к Оренбургу не имел. Но город «впитал» в себя и этот эпизод, о чем напоминает шестиметровый бронзовый памятник Валерию Чкалову на набережной.
Местные особенности

Оренбург находится в зоне резко континентального климата, то есть здесь можно наблюдать и ощущать колебания температур от -40 до +40 С. Самый теплый месяц — июль, самый холодный — январь.

А самым приятным временем для путешествий по Оренбуржью считается конец мая — начало июня, когда цветет степь.


События и праздники

День города в Оренбурге «плавающий»: он отмечается в последнее воскресенье августа или первое воскресенье сентября.


Что привезти из Оренбурга

Знаменитые оренбургские пуховые платки (шали, палантины, свитера и многое другое) из лучшего в мире пуха оренбургских коз. Впрочем, историческое «гнездовье» пуховязальщиц находится довольно далеко от Оренбурга, в райцентре Саракташ и селе Желтое.


История

Оренбург был основан 19 (30) апреля 1743 года, с третьей попытки. Поэтому «с лету» понять название города трудно: ведь первая крепость была заложена 31 августа 1735 на реке Орь (Оренбург — город на Ори). Теперь на этом месте находится город Орск.

Первое место у слияния рек Орь и Яик не понравилось второму начальнику Оренбургской экспедиции, знаменитому В.Н.Татищеву. Слишком много неудобств причиняло весеннее половодье. Поэтому в 1739 году началась подготовка к строительству города ниже по течению Яика в урочище Красная Гора (ныне село Красногор Саракташского района). Город был здесь заложен в 1741 году, но дальше этого дело не пошло.

Третье и окончательное место для города выбрал в 1742 году И. И. Неплюев, будущий первый губернатор Оренбургского края. В 1743 году Оренбург заложили на высоком правом берегу Яика (Урала), недалеко от его слияния с рекой Сакмарой. Построенный по передовым градостроительным принципам регулярной системы планировки, Оренбург удобно расположился на высокой, хорошо проветриваемой равнине.

Из указа императрицы Анны Иоанновны: «…Сему городу, с Богом, вновь строиться назначенному, именоваться Оренбург, и во всяких случаях называть его и писать сим от нас данным именем, в котором городе жалуем и даем соизволение всем и всякого народа российского (кроме беглых из службы нашей людей и крестьян, в подушный оклад положенных), купечеству, мастеровым и разночинцам, так и иностранных европейских государств иноземным купцам и художникам, тутошним башкирскому народу и живущим с ними и новоподданным нашим киргиз-кайсацким, каракалпацким народам, и из азиатских стран приезжим грекам, армянам, индийцам, персам, бухарцам, хивинцам, ташкенцам, калмыкам и иным, всякого звания и веры приходить селиться, жить, торговать и всяким ремеслом промышлять, и паки на свои прежния жилища отходить свободно и невозбранно, без всякой опасности и удержания». С тех пор по части «мульти-культи» в Оренбурге почти ничего не изменилось.

Оренбург строился как город-крепость, опорный пункт линий крепостей по Яику, Самаре и Сакмаре, охранявших юго-восточную границу России. Кстати, свое военное значение Оренбург потерял только к концу XIX века. Город застраивался по «заранее умышленному» и высочайше утвержденному Генеральному плану. Сначала строились крепостные сооружения. Заранее разбивались на местности улицы, площади, участки церквей и крупных городских комплексов. Прямые и довольно широкие улицы постепенно застраивались домами. Но дома были всего лишь «вспомогательным материалом» в регулярной системе планировки Оренбурга — образцового города новой, петровской формации.

В силу своего положения Оренбург был не только военным городом, но и крупным центром торговли России со Средней Азией. К слову, местные пуховые изделия уже тогда, в середине XVIII века, привлекли внимание исследователей и новых обитателей края, яицких казаков.

В 1762 году в журнале «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» появилась статья Петра Ивановича Рычкова «Топография Оренбургской губернии» с описанием жизни степи и ее обитателей, а также необычных коз, которые «около Яика, а особливо на Заяицкой степи табунами случаются и так резвы, что никакой собаке угнать невозможно». Именно Рычков, увидев образцы изделий из пуха, предложил наладить в крае пуховязальный промысел.

А казаков привлекла способность местного населения, калмыков и казахов, в легкой с виду одежде спокойно переносить даже лютые морозы. Выяснилось, что все дело именно в этой одежде из шелковистого пуха, начесанного с необычных резвых коз. Казаки начали выменивать пуховую одежду у скотоводов на чай и табак. Со временем уральские казачки изменили и принципы вязки — вместо «глухой» вязки привнесли элементы из кружевоплетения и вышивки. В таком виде оренбургские пуховые платки и другие изделия получили известность, которая раньше была воистину всемирной.

Другая известная страница в истории Оренбурга связана с восстанием Емельяна Пугачева. С 5 октября 1773 по 23 марта 1774 года его армия осаждала город. Но отлично укрепленный Оренбург выстоял, бунт, как известно, был подавлен. На подавление пугачевского восстания Екатерина II отправила войско под предводительством Александра Суворова, но Пугачева поймали чуть раньше, и Суворов только сопроводил бунтовщика до столицы.

За участие в восстании императрица переименовала Яицкое казачество в Уральское, Яицкий городок — в Уральск, реку Яик — в Урал. А горожанам за удержание города подарила крест Андрея Первозванного, который изображен на флаге и гербе города.

В 1833 году историей пугачевского восстания заинтересовался Александр Сергеевич Пушкин. Под видом работы над биографией генералиссимуса А.В.Суворова-Рымникского Пушкин получил из Петербургского и Московского отделений Военного министерства множество документов, включая материалы Секретной экспедиции Военной коллегии и военно-походных канцелярий, командующих карательными войсками правительства, а также распоряжения и донесения пугачевских атаманов, протоколы следственных показаний повстанцев. Все это составило документальную первооснову пушкинской «Истории Пугачева».

Но для более полного освещения событий надлежало обогатить исследование новыми источниками и собственными наблюдениями. С этой целью Пушкин отправился в августе 1833 года в путешествие на берега Волги и Урала, в те края, которые были главной ареной Крестьянской войны 1773-1775 годов.

Так Пушкин и оказался в Оренбурге, где провел всего 2-3 дня в замечательной компании Владимира Ивановича Даля, служившего в то время чиновником по особым поручениям в канцелярии оренбургского военного губернатора. Даль взял на себя роль проводника Пушкина по городу и окрестностям, о чем оставил увлекательные воспоминания:

«Пушкин прибыл нежданный и нечаянный и остановился в загородном доме у военного губернатора В.Ал.Перовского, а на другой день перевез я его оттуда, ездил с ним в историческую Берлинскую станицу, толковал, сколько слышал и знал местность, обстоятельства осады Оренбурга Пугачевым; указывал на Георгиевскую колокольню в предместии, куда Пугач поднял было пушку, чтобы обстреливать город, — на остатки земляных работ между Орских и Сакмарских ворот, приписываемых преданием Пугачеву, на зауральскую рощу, откуда вор пытался ворваться по льду в крепость, открытую с этой стороны; говорил о незадолго умершем здесь священнике, которого отец высек за то, что мальчик бегал на улицу собирать пятаки, коими Пугач сделал несколько выстрелов в город вместо картечи, — о так называемом секретаре Пугачева Сычугове, в то время еще живом, и о бердинских старухах, которые помнят еще «золотые» палаты Пугача, то есть обитую медною латунью избу.

Пушкин слушал все это — извините, если не умею иначе выразиться, — с большим жаром и хохотал от души следующему анекдоту: Пугач, ворвавшись в Берды, где испуганный народ собрался в церкви и на паперти, вошел также в церковь. Народ расступился в страхе, кланялся, падал ниц. Приняв важный вид, Пугач прошел прямо в алтарь, сел на церковный престол и сказал вслух: «Как я давно не сидел на престоле!» В мужицком невежестве своем он воображал, что престол церковный есть царское седалище. Пушкин назвал его за это свиньей и много хохотал...

Мы поехали в Берды, бывшую столицу Пугачева, который сидел там — как мы сейчас видели — на престоле. Я взял с собою ружье, и с нами было еще человека два охотников. Пора была рабочая, казаков ни души не было дома; но мы отыскали старуху, которая знала, видела и помнила Пугача. Пушкин разговаривал с нею целое утро; ему указали, где стояла изба, обращенная в золотой дворец, где разбойник казнил несколько верных долгу своему сынов отечества; указали на гребни, где, по преданию, лежит огромный клад Пугача, зашитый в рубаху, засыпанный землей и покрытый трупом человеческим, чтобы отвесть всякое подозрение и обмануть кладоискателей, которые, дорывшись до трупа, должны подумать, что это — простая могила. Старуха спела также несколько песен, относившихся к тому же предмету, и Пушкин дал ей на прощанье червонец.

Мы уехали в город, но червонец наделал большую суматоху. Бабы и старики не могли понять, на что было чужому, приезжему человеку расспрашивать с таким жаром о разбойнике и самозванце, с именем которого было связано в том краю столько страшных воспоминаний, но еще менее постигали они, за что было отдать червонец. Дело показалось им подозрительным: чтобы-де после не отвечать за такие разговоры, чтобы опять не дожить до какого греха да напасти. И казаки на другой же день снарядили подводу в Оренбург, привезли и старуху, и роковой червонец и донесли: «Вчера-де приезжал какой-то чужой господин, приметами: собой невелик, волос черный, кудрявый, лицом смуглый, и подбивал под «пугачевщину» и дарил золотом; должен быть антихрист, потому что вместо ногтей на пальцах когти» (Пушкин носил ногти необыкновенной длины: это была причуда его). Пушкин много тому смеялся».

Пушкинская «Капитанская дочка», впрочем, вышла не такой уж смешной…

Следующий этап в развитии города наступил в 1877 году, когда была проведена железная дорога Самара — Оренбург. Это дало мощный толчок развитию промышленности. С 1880 года начался вывоз парного и замороженного мяса, сибирского топленого масла, сала, кож, шерсти, козьего пуха в Москву и Петербург.

В 1905 году было закончено строительство железной дороги Оренбург — Ташкент, открывшей путь в Среднюю Азию, и построены главные железнодорожные мастерские, что превратило город в важный транспортный узел.

Стратегическое положение Оренбурга на Южном Урале предопределило сложную судьбу города после революции, во время гражданской войны. Оренбург с боями переходил из рук в руки. С октябрь 1917 по январь 1918 года — белые. Потом до июля — красные. До января 1919 года — опять белые. Со стороны «красных» ключевой фигурой можно назвать Самуила Цвиллинга. Ключевой фигурой «белых» был председатель Всероссийского союза казачьих войск, войсковой атаман Оренбургского казачьего войска генерал-лейтенант А.И. Дутов. Еще в 1917 году он в приказе № 816 объявил, что принимает на себя всю полноту власти «в силу совершенной недопустимости власти большевиков». Дутов не оставлял попыток удержать, а затем и вернуть «красный» город: даже после перехода Оренбурга в руки красных в январе 1919 года еще почти полгода армия Дутова осаждала город со всех сторон. Губком партии и губисполком телеграфировали Ленину, что положение катастрофическое.

Лишь осенью 1919 года армия Дутова была окончательно разбита, преследуемый атаман зимой ушел через киргизские степи («Голодный поход») в Семиречье к атаману Анненкову, а весной 1920 года — в Китай. В китайском Суйдуне 21 февраля 1921 года Дутов он был убит агентами ЧК.

С 1920 по 1925 год Оренбург успел побывать столицей Киргизской Автономной Советской Социалистической республики (впоследствии Казахская ССР).

В 1938 году Оренбург был переименован в Чкалов, в честь знаменитого летчика (который, впрочем, совершенно никакого отношения к Оренбургу не имел). Историческое название городу вернули уже в 1957 году.

Во время Великой Отечественной войны Оренбург стал одним из центров, куда было эвакуировано много промышленного оборудования и целых предприятий. Это послужило базой для новых заводов. Город ковал оружие для фронта, готовил новые кадры для армии. В эвакуации с 1941 года в Чкалове-Оренбурге жила семья Мстислава Ростроповича.

Сейчас Оренбург, «столица» Оренбургской области, входит в «тридцатку» крупнейших городов России (на 2011 год в городе проживает 547 тысяч человек). Основой благополучия Оренбурга стали предприятия газодобывающей и газоперерабатывающей отраслей, машиностроения и металлообработки.










В Оренбурге родились:

Бардин Гарри Яковлевич, режиссер-мультипликатор.
Гузеева Лариса Андреевна, актриса.
Мартынюк Георгий Яковлевич, актёр театра и кино.
Сёмин Юрий Павлович, советский футболист и российский футбольный тренер.


Связаны с Оренбургом:

Емельян Пугачев. Держал Оренбург в осаде с октября 1773 по март 1774 года.
Александр Сергеевич Пушкин, «наше всё», посетил Оренбург в 1833 году — как раз изучал пугачевское восстание.
Владимир Иванович Даль, будущий составитель «Толкового словаря русского языка», служил в то же время при оренбургском губернаторе, был «гидом» Пушкина по Оренбургу.
Не по своей воле, но в ссылке здесь побывали композитор А.А.Алябьев, поэты А. Н. Плещеев и Т. Г. Шевченко.

Самый известный житель Оренбурга в ХХ веке — Юрий Гагарин. В 1957 году первый космонавт закончил здесь летное училище.
В эвакуации с 1941 года в Оренбурге (тогда — Чкалове) жил юный Мстислав Ростропович с семьей. Здесь, в Оренбурге, в 1942 году скончался отец Мстислава, известный виолончелист Леопольд Ростропович. Он похоронен на старом кладбище за Вечным Огнем на пр. Победы.
В оренбургских театрах после распределения работал Леонид Броневой, будущий народный артист СССР.

strana.ru